Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава

Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава

По другим верованиям, те, кого не посетило духовное просветление, кто не выудил смысла первого загробного видения, бредут, как будто объятое ужасом стадо, через миражи Бардо до самого судилища Шиндже - судьи над душами погибших. Шиндже изучает прошлую их жизнь в зеркале, хранящим отражение всех деяний, либо же взвешивает их поступки Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава в виде белоснежных и темных камешков. Зависимо от пропорций хороших либо злых дел он решает, в какой среде дух должен превратиться, также определяет условия перевоплощения: физическая краса либо уродство, духовная даровитость, публичное положение и т.д.

Перед лицом объективного и неумолимого судьи не может быть и речи, чтоб спастись Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава хитростью. Кроме этого, изворотливость имеет фуррор исключительно в границах, допускаемых нравом совершенных при жизни дел. Я уже упоминала об этом, в качестве примера привожу тут очень типичную тибетскую притчу, не лишенную юмора.

Один величавый лама-тюльку провел всю свою жизнь в праздности. Хотя в молодости у него были красивые учителя и Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава большая, унаследованная от предшественников библиотека, и его всегда окружали выдающиеся ученые, тюльку еле-еле научился читать. И вот этому ламе пришла пора дохнуть.

В те времена жил один чудак-философ и волшебник очень крутого характера. Его эксцентричные, а время от времени и неприличные проделки, очень гиперболизированные биографией, породили Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава много рассказов в духе Рабле - жанра, пользующегося в Тибете большой популярностью.

В один прекрасный момент Дугпа Кунлегс - так его звали - брел куда-то и на берегу ручья увидел пришедшую по воду даму. Молча, он вдруг набросился на нее с намерением изнасиловать. Но женщина оказалась не слабенького 10-ка, а Кунлегс был уже Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава стар. Она защищалась очень энергично. В конце концов, ей удалось победить его, и она вихрем понеслась в селение, поведать о собственном приключении мамы. Старушка была поражена. Местные обитатели придерживались серьезных правил. Никого из их нельзя было заподозрить. Лоботряс, должно быть, из чужих краев. Она попросила точно обрисовать внешность Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава негодяя. Пока дочь докладывала интересующие мама подробности, та размышляла. Она вспомнила, что во время 1-го паломничества встретила "дубтоба"- (мудрец и колдун) Дугпа Гунлегс. Описание вполне совпадало со всеми приметами этого непостижимо чудаковатого святого. Колебаний быть не могло: Дугпа Кунлегс покушался на невинность ее дочери. Крестьянка рассуждала: правила поведения, неотклонимые для Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава обычных людей, неприменимы для колдунов, владеющих сверхъестественными познаниями. Дубтоб не должен соблюдать ни нравственные, ни какие-либо другие законы, его деяния диктуются высшими соображениями, труднодоступными для осознания обычных смертных.

- Дочь моя, - произнесла она, в конце концов - это человек величавый Дугпа Кунлегс. Все, что бы он ни Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава делал - во благо. Вернись к нему, пади к его ногам и сделай все, чего бы он не востребовал.

Женщина возвратилась к ручью. Дубтоб посиживал на камне, погруженный в размышления. Она свалилась ему в ноги и попросила простить ее, т.к. она сопротивлялась, не зная, кто он. Сейчас она готова Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава сделать все, что он пожелает.

Святой пожал плечами.

- Дитя мое, - произнес он, - дама не возбуждает во мне ни мельчайшего желания. Дело вот в чем: величавый лама из примыкающего монастыря прожил недостойную жизнь и погиб в невежестве. Он пренебрег всеми способностями получить образование. Я лицезрел в Бардо его блуждающий дух Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава, увлекаемый к злосчастному возрождению. Я из милосердия отважился предоставить ему для воплощения тело человека. Но тяжесть его злых дел перевесила - ты удрала. Пока ты была в селении, ишак и ослица на лугу совокупились. Величавый лама скоро возродится в теле осленка.

Большая часть покойников уступают напористым просьбам родственников во время похорон Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава и никогда ничем не напоминают о для себя живым. Последние делают из этого вывод: судьба погибшего на том свете совсем решена и, по всей вероятности, полностью удовлетворительна. Но некие покойники оказываются наименее деликатными. Они нередко являются во сне своим близким либо друзьям. В их прежних жильях происходят странноватые явления. Тибетцы считают Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава тогда, что погибший мучается и просит помощи. В таких случаях необходимо попросить совета у лам-провидцев. Они определяют, какие необходимо совершить ритуалы, сколько пораздавать милостыни, какие священные книжки следует читать для облегчения участи усопшего.

Очень многие тибетцы, в большей степени в пограничных областях в схожих обстоятельствах прибегают к помощи Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава собственной старой религии.

- Необходимо побеседовать с самим погибшим, задумываются они. Для этой цели, какой-либо медиум, мужик либо дама (пао либо памо) должен предоставить духу свое тело и гласить за него.

Спиритические сеансы в Тибете совершенно не похожи на сеансы в европейских странах. Не требуется ни Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава мглы, ни тишины. Время от времени сеансы проводят на открытом воздухе. Медиум не дремлет и не посиживает в недвижной позе. Напротив, он беспутствует, как одержимый. Аккомпанируя для себя на небольшом барабане и позванивая ручным колокольчиком, медиум начинает тянуть священные напевы, в то же время исполняя нечто вроде танцевальных па Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава - поначалу медлительно, позже все резвее и резвее. Скоро им завладевает конвульсивная дрожь: в него заходит какое-то существо из другого мира - божество, гений, бес либо дух погибшего. Здесь медиум впадает в исступление и прерывающимся голосом выпевает воззвание невидимого существа к присутствующим. Разобрать отрывистые выкрики пао либо памо очень тяжело. И, потому что Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава очень принципиально знать, кто гласит голосом медиума и осознать, чего он желает, обязанность внимать ему доверяют самым мудрейшим людям селения.

Во время сеанса медиумом время от времени завладевают попеременно разные божества либо духи. Иногда, повинуясь наущению еще одного духа, он в один момент набрасывается на кого-нибудь Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава из присутствующих и беспощадно его колотит. Такое внезапное поучение обычно переносят очень покорливо. Тибетцы задумываются, что избиение делается с целью прогнать неприметно вселившегося в бедолагу беса, найденного духом, вошедшим в тело медиума. Страдающие на том свете мертвецы, обычно, ограничиваются рассказами о собственных злоключениях.

- По дороге, - заявил дух на одном Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава из сеансов (я на этом сеансе присутствовала), - я повстречал беса. Бес затащил меня в свое жилье и преобразовал в раба. Он меня тиранит и принуждает работать без передышке. Сжальтесь нужно мной! Высвободите меня, чтоб я мог устремиться к "Обители Величавого Блаженства".

Мама мученика, его супруга и малыши заливались горьковатыми Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава слезами.

Родственники, услышав посмертные мольбы злосчастного мертвеца, только и задумываются, вроде бы облегчить его мучения.

Это трудно. Сначала, необходимо войти в сношение с бесом и условится о выкупе раба. Обычно избирают посредником кудесника-бона. Последний ставит в известность близких незадачливого духа, что бес просит в качестве выкупа принесение в жертву свиньи Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава либо скотины. После жертвоприношения бон впадает в транс. Сейчас его дух либо двойник отправился в логово беса.

Вот бон в пути. Путь длинный, тягостный, усеянный препятствиями. Это можно заключить, следя как чернокнижник крючится. Но, в отличие от пао, бон ограничивается движениями головы и тела. Быстрый поток прерывающейся речи слетает Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава с его уст, повествуя об умопомрачительных похождениях. Он гласит еще невнятнее, чем пао, и даже самым сметливым слушателям стоит огромных усилий смотреть за смыслом его рассказа. В конце концов, чернокнижник доходит до цели собственного путешествия и хватает злосчастного духа, чтоб его увести: бес получил условленный выкуп. Но он Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава нередко проявляет вероломство и не вожделеет расставаться со собственной жертвой. Бон вступает с бесом в единоборство - он извивается, тяжело вскрикивает.

Семья и друзья погибшего с замиранием сердца смотрят за всеми перипетиями разыгрывающейся драмы и бывают вне себя от радости, когда изнемогающий чернокнижник заявляет, что одержал верх и Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава отвел духа в неопасное и приятное место.

Далековато не всегда 1-ая попытка бывает успешной. На многих сеансах спасения духов, на которых мне удалось находиться, чернокнижник после инсценировки невиданных усилий и отчаянной борьбы, в конце концов, оказывался побежденным: бес опять овладевал духом. В таких случаях приходится все начинать поначалу.

Когда Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава спасение духа от рабства доверяется ламе, никакого жертвоприношения для выкупа не требуется: ученый лама, понимающий ритуальную магию, считает себя довольно могущественным, чтоб вынудить беса подчиниться собственной воле.

Под воздействием буддизма жители подлинного Тибета отказались от принесения в жертву животных. Посреди тибетцев в Гималаях дело обстоит по другому. Воздействие на их ламаизма Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава очень некординально - в реальности, они истинные шаманисты.

Верования ученых лам и еще в основном ламаистов-созерцателей, относящиеся к судьбе духа на том свете, очень отличаются от верований масс. Сначала, они считают бессчетные дорожные приключения духа в Бардо явлениями личного порядка. По их воззрению, нрав наших загробных видений определяется нашими Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава взорами и представлениями. Райские обители, преисподняя, трибунал над мертвыми и прочее являются после погибели только тем, кто веровал в это при жизни.

Один "гомтшен" (отшельник-созерцатель) из Восточного Тибета поведал мне по этому поводу последующую историю: "Специальностью 1-го художника была роспись храмов. Посреди иных фигур он писал умопомрачительных созданий с Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава человечьими туловищами и головами животных, изображение слуг судьи над мертвыми. Пока он работал, его небольшой отпрыск нередко играл около него. Малыша забавляло, как на фресках появляются чудовища. Случилось так, что мальчишка погиб. Попав в Бардо, он повстречал там различных страшилищ и вызнал собственных старенькых знакомых. Ребенок отрадно Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава засмеялся: "Я вас всех знаю, это вас мой папа отрисовывают на стенке", и мальчишка возжелал поиграть с ними".

В один прекрасный момент я спросила ламу из Энше, какие видения после погибели могут быть у материалистов, считающих погибель абсолютным ликвидированием всего.

- Может быть, посмертные видения такового человека - ответил лама, - соответствуют религиозным Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава верованиям его юношества либо окружавшей его среды. В той степени, в какой позволяет ему его интеллектуальное развитие и ясность мышления после погибели, он следит и анализирует все, что лицезреет. Перед ним появляются факты и собственные его рассуждения, на базе которых при жизни он опровергал действительность этих фактов. Таким макаром Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава, он мог бы сделать вывод, что лицезреет мираж. У человека с наименее развитым мозгом вера в полное ликвидирование после погибели, быстрее итог полного безразличия, интеллектуальной лени, чем убеждения. И он может и совершенно ничего не узреть. Но это нисколечко не помешает энергии, порожденной его прежними поступками, следовать своим методом Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава и проявиться в новых формах. Выражаясь обычным языком, все это не помешает новенькому воплощению материалиста.

***

Со времени моего приезда в Сикким я сильно много работала. Об этом свидетельствовали бессчетные тетради, заполненные выписками и конспектами. Я решила, что имею право на каникулы. Пришло лето, стало горячо. Мне захотелось совершить экскурсионную поездку Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава на север страны.

Избранный мной путь шел по потрясающей вьючной тропе, ведущей из Гангтока в Кампа Дзонг и в Жигатзе - в Тибет. Тропа вилась по пологам и склонам потонувшего в тропических тропических зарослях Дику, по берегам Тисты и подымалась повдоль русла 1-го из ее притоков до самого верховья Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава посреди замечательных пейзажей. Практически в 80 километрах от Гангтока, на высоте 2400 метров тропа пересекала селение Латшен, которому предначертано было сыграть не последнюю роль в истории моего знакомства с ламаистским мистицизмом.

Латшен - маленькое горное селение - обитатели наполовину землепашцы, наполовину скотоводы, - размещено на последнем севере Сиккима. Это последний населенный пункт по дороге к Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава перевалу на тибетской границе. Над хижинами высится убогий монастырь, прилепившийся к одному из горных склонов.

Я отправилась туда на последующий денек по приезде. Убедившись после беглого осмотра, что храм энтузиазма не представляет, я собиралась уже уходить, как вдруг на ярко освещенный просвет обширно открытой двери легла тень, и на Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава пороге появился лама. Я говорю "лама", хотя на незнакомце не было монашеского облачения. Но платьице его ничем не напоминало и одежку мирянина. На нем была белоснежная, длинноватая - до самого пола - юбка и китайского покроя жилет гранатового цвета с большенными проймами для очень широких рукавов желтоватой рубашки. На груди Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава висело колье - четки из кружков какого-то серого вещества* (*Как я выяснила позднее, эти кругляшки были выточены из человечьих черепов. - Прим. авт.) вперемежку с коралловыми бусинами; в ушах у него поблескивали огромные золотые кольца с украшениями из бирюзы. Собранные в толстую длинноватую косу волосы падали до пят. Это диковинное создание Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава рассматривало меня в полном молчании, мой припас тибетских слов в то время был еще очень невелик. Потому я не осмелилась заговорить, ограничилась поклоном и вышла. На террасе перед монастырем меня ожидал парень, служивший мне переводчиком и интендантом во всех вопросах, связанных с путешествием и наймом слуг. Чуть завидев Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава ламу, спускавшегося прямо за мной по ступенькам перистиля, он три раза распростерся у его ног и попросил благословения. Я опешила: парень редко расточал подобные знаки уважения и до сего времени удостаивал ими только князя-тюльку и Бермиак-Кушога.

- Кто этот лама? - спросила я на оборотном пути в бунгало, служившее тут Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава приютом для путников.

- Он величавый гомтшен, - ответил мальчишка. - Мне сказал о нем один монах, пока вы были в храме. Этот лама прожил много лет совершенно один в пещере, очень высоко в горах. Бесы повинуются ему. Он творит чудеса: может убивать людей на расстоянии и летать по воздуху Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава.

- Вот это вправду необычный человек, - помыслила я. Биография аскета-отшельника Милареса, прочитанная мной с Давасандюпом, и все, что я слышала вокруг себя о жизни отшельников о необыкновенных правдах, которые они исповедуют, о чудесах, которые творят - очень разожгли мое любопытство. Сейчас представлялся случай побеседовать с одним из таких чудотворцев. Но Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава как? Мой толмач знал только сиккимский диалект и, очевидно, не обладал тибетской философской терминологией. Он никогда не сможет перевести моих вопросов. Все это меня и подзадоривало и раздражало. Я плохо спала и лицезрела несвязный сон. Мне приснилось, как будто меня окружает стадо слонов. Их напряженно вытянутые по направлению ко мне Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава хоботы издавали громкие трубные звуки. Этот необычный концерт и разбудил меня. В моей комнате царила тьма. Слоны пропали, но музыка длилась. Пристально прислушавшись, я выяснила мотивы религиозных напевов. Ламы музицировали в преддверии храма. Кому дают они эту ночную серенаду? Я решила во что бы то ни стало побеседовать с Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава гомтшеном, и отправила просить его принять меня. На последующий денек в сопровождении молодого толмача я снова направилась в монастырь.

В жилье ламы вела приставная лестница, примкнутая к маленькой лоджии, увенчанной фресками. В ожидании приема я стала их рассматривать. На одной из стенок некий бесхитростный живописец, даровитый богатой Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава фантазией, намного превосходящей его талант рисовальщика, изобразил муки чистилища, населив его смешной массой бесов и терзаемых ими грешников с смешными физиономиями.

Гомтшен жил в помещении, схожем на молельню. Потолок поддерживали древесные, выкрашенные в красноватый цвет, стойки. Свет проникал в одно малеханькое окошко. Алтарь в глубине комнаты служил по тибетскому Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава обычаю библиотекой. Посреди книжек в нише стола статуэтка Падмасамбхавы; перед ним лежали ритуальные приношения: семь сосудов, заполненные прозрачной водой и осветительный прибор. На небольшом столике курились палочки благовоний, примешивая собственный запах к затхлому запаху чая и топленого масла. Сиденьем для владельца дома служили выцветшие и вытертые подушки и ковры. Золотая Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава звездочка осветительного прибора на алтаре в далеком конце покоя освещала пыль и запустение.

При помощи боя-толмача я старалась сконструировать несколько вопросов о дилеммах, уже знакомых мне из бесед с ламами в Гангтоке. Но это был напрасный труд. Здесь мне нужна была бы помощь Давасандюпа. Бедный мальчуган ничего не смыслил в Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава философии. Он совершенно ошалел, стараясь отыскать подходящие слова для фраз, смысла которых совсем не осознавал. Пришлось сложить орудие, и мы с ламой длительно посиживали друг против друга в глубочайшем молчании.

На последующий денек я выехала из Латшена, продолжая путь на Север. Краса дороги и до сего времени была Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава чарующей, а сейчас сделалась магической. Азалия и рододендрон еще не скинули собственный вешний наряд. Казалось, как будто радужный поток затопил равнину. Его пурпуровые, сиреневые, желтоватые и ослепительно белоснежные волны набегали на склоны ближних гор. От моих носильщиков, по гортань погруженных в пышную растительность, оставались на поверхности одни только Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава головы, и они казались издалече пловцами в океане цветов. Через несколько км пути сказочные сады стали равномерно редеть. Скоро только где-то оставались розовые пятна азалий, упорствовавших в борьбе с высотой. Тропа вела к высочайшим перевалам (перевалы Кору и Сепо - высота 5000 м) через фантастические пейзажи. Посреди величавого пустынного молчания Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава пели хрустальные голоса прозрачных ледяных ручьев. Иногда на берегу угрюмого озера странноватая птица, украшенная золотым султаном, принципиально взирала на проходивший караван. Мы подымалиь все выше повдоль великанских ледников, минуя призрачные входы в заполненные циклопическими тучами загадочные ложбины, и вдруг сходу вышли из полосы туманов: пред нами стало во всем величии Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава Тибетское плоскогорье, великанское, оголенное и зияющее под ослепительным небом Центральной Азии.

С того времени я прошла повдоль и поперек страну, сокрытую за туманной цепью гор, заслонившей от меня в тот денек дальний горизонт, лицезрела Лхасу, Жигатзе, пустыню травок с ее большими, как море, озерами, я была в Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава Кхаме - стране рыцарей-разбойников и колдунов, в непролазных лесах По, и в магических равнинах Тсаронга, где зреют гранаты, - но ничто никогда не могло превзойти в моей памяти того первого воспоминания от Тибета.

Через несколько недель неплохой погоды опять начал падать снег. Мои дорожные припасы истощились. Носильщики и слуги нервничали Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава, стали сварливыми. В один прекрасный момент мне пришлось ударами хлыста разнимать 2-ух из их, дравшихся с ножиками за место у костра. После нескольких коротких экскурсий вглубь тибетской местности, я покинула границу. У меня не было снаряжения и запасов для более долгого путешествия. Не считая того, уходящая вдаль земля была запрещенной Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава.

На оборотном пути я опять прошла через Латшен, опять повстречалась с гомтшеном и дискутировала с ним о месте его отшельничества, где он прожил в одиночестве семнадцать лет. Оно находилось выше в горах, на расстоянии однодневного перехода от селения. Мой толмач просто перевел эти подробности, потому что лама излагал их Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава на местном диалекте. Я не отважилась упоминать о бесах, которых народная молва обусловила ламе в прислужники. Я знала, что мой молодой ассистент очень суеверен и не посмеет переводить подобные вопросы. Не считая того, лама, возможно, не возжелал бы на их отвечать.

Я возвратилась в Гангток огорченная: упустила возможность Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава выяснить много увлекательного. С сокрушенным сердечком отдалялась я от Тибета, меньше всего подозревая, какие изумительные последствия будет иметь эта поездка.

Скоро Далай-лама оставил Калимпонг. Его войска разбили китайцев. Он праздновал победу и ворачивался в Лхасу. Я поехала проститься с ним в селение, расположенное под перевалом Желеп. Прибыв на место, Далай-лама Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава был должен тормознуть, еще ранее его, я застала там нескольких сиккимских царедворцев, бывших в большенном волнении. На их лежала обязанность приготовить временное жилье для государя-ламы, но - как это всегда бывает на Востоке - нужные вещи доставили очень поздно; мебель, ковры, драпировка - еще ничего не было расставлено, а прибытия Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава высочайшего путника ожидали с минутки на минутку. В горном домике суетились бешеные господа и слуги. Я стала помогать и устроила из подушек ложе для Далай-ламы. Некие из присутствующих убеждали, что это принесет мне счастье в этой жизни и во всех следующих воплощениях.

Уж не это ли посодействовало мне Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава потом дойти до самой Лхасы?

Я снова дискутировала с королем Тибета. Его мысли, по-видимому, сейчас всецело были заняты политикой. Все-же он снова благословил всех продефилировавших перед ним верующих собственной метелочкой из лент, но чувствовалось, что сердечком он уже далековато за пограничным перевалом и занят соображениями Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава о результатах одержанной победы.

Последующей осенью я уехала из Сиккима в Непал, а потом пробыла около года в Бенаресе. Тут я длительно жила в ранешней юности и сейчас с наслаждением посетила старенькые места. Члены теософического общества оказали мне разлюбезный прием и предоставили в мое распоряжение дом в собственном чудесном Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава парке. Аскетическая краса этого жилья отлично гармонировала с магической атмосферой святого Шивы и соответствовала моим вкусам. Я опять прилежно принялась за исследование Веданты и малость забросила ламаизм, потому что возлагала надежды получить когда-нибудь возможность углубить мои сведения о нем. Я совершенно не собиралась уезжать из Бенареса. Но внезапное стечение событий Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава, оставшихся навечно для меня неясными, вынудили меня в один прекрасный момент днем сесть в поезд, отправлявшийся в Гималаи.

Глава 2

Монастырь Поданг. - Заклятия и благословения. - Собеседник с того света. - Мистики Восточного Тибета и их теории. - Странноватое проявление прозорливости. - Ламаистская пустыня. - Чернокнижник из Транглунга и его летающие пироги. - Как я Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава стала отшельницей на высоте 3900 метров над уровнем моря. - Путешествие в Жигатзе. Просчет дамы-полиандристки: 3-ий супруг не слушается. - Я в гостях у Траши-ламы и его мамы. - Отшельник из Пхутага.

В Гангтоке я застала 1-го Бермиак Кушога: лама из Энше уехал в Тибет, в Жигатзе и возвратился только через Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава несколько месяцев, Давасандюпа пригласили переводчиком английского представителя на Китайско-Тибетскую конференцию в Индии. Старенькый махараджа погиб и ему наследовал его отпрыск Сидкеонг-тюльку, которой не мог уже много времени посвящать исследованию ламаизма. Составленные мною путные планы нельзя было воплотить, все препятствовало осуществлению моих желаний. Постепенно мне стало казаться Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава, как будто все окружающее дышит неприязнью. Меня преследовали какие-то невидимые существа, уверяли уехать, гнали прочь, внушали, что все равно не позволят ни улучшать мои зания в ламаизме, ни продвигаться далее в глубь Тибета. Эти существа стали являться мне наяву. Я лицезрела, как будто они ликуют уже после моего отъезда Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава, радуются моему изгнанию.

Можно было разъяснить все явления лихорадкой, неврастенией, вызванной бедами и усугубляемой интеллектуальным переутомлением. Некие, может быть, усмотрели бы тут деяния оккультных сил. Чем бы это ни было, мне не удавалось совладать с состоянием одержимости, граничившим с галлюцинациями. Успокоительные средства не помогали. А не поможет ли мне перемена Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава обстановки?

Пока я размышляла, где мне устроиться, не покидая Гималаев, владыка Сиккима, сам того не подозревая, предупредил мое желание, предложив мне поселиться в Подангском монастыре, расположенном в пятнадцати километрах от Гангтока в лесах, практически повсевременно охваченных густыми туманами.

Отведенное мне помещение состояло из большой угловой комнаты на втором Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава этаже храма и неоглядной кухни, где по тибетскому обычаю спали два слуги. Свет небесный вливался в мое жилье через две колоссальные амбразуры. С таким же радушием они пропускали ветер, дождик и град через отверстия, зиявшие по обе стороны каждого окна, потому что очень узенькие рамы касались стенки только по вертикали.

В Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава одном углу зала я разложила книжки на выступе стенки и расставила раскладные стул и стол - это был мой кабинет; в другом углу подвесила к опорам потолка палатку и расположила туда свою походную кровать - это была спальня. Середина комнаты, очень щедро вентилируемая ветрами всех сторон света, служила кое Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава-чем вроде гостиной, где в неплохую погоду я воспринимала гостей.

Что меня в Поданге восхищало, так это церковная музыка. Я услаждалась концертами по дважды в денек - с утра перед рассветом и вечерком на закате солнца. Оркестр был очень умеренным: он состоял из 2-ух "гиалингов" (род гобоя), 2-ух "рагдонгов" (огромные Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава тибетские трубы от 3-х до 4 метров длиной) и 2-ух литавр. Колокольчики низкого тона в особом, принятом в храмах Востока темпе, прозванивали прелюдию. После паузы глухо рокотали рагдонги. Потом одни гиалинги исполняли неспешную музыкальную фразу, нескончаемо трогательную собственной простотой, и опять ее подхватывали, уже с вариантами и под аккомпанемент низких голосов Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава рагдонгов. В конце, подражая отдаленным раскатам грома, вступали литавры. Грустная мелодия струилась плавненько, подобно водам глубочайшего потока, без прорывов, без блеска, без вспышек страсти. Она дышала неутомимой тоской, как будто все мучения душ, кочующих из мира в мир с начала мироздания, изливались в ней в одной нескончаемо усталой и Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава безвыходной жалобе.

Какой, сам, не ведающий о собственном гении, музыкант услышал этот лейтмотив вселенской скорби и каким образом с схожим разношерстным оркестром удавалось людям, очевидно не наделенным никаким художественным чутьем, передавать его с таковой раздирающей сердечко убежденностью? Эту тайну они не смогли мне разъяснить. Приходилось слушать, не Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава мудрствуя коварно, смотря, как занимается над головами заря либо как блекнет вечернее небо.

В Поданге кроме обыденного богослужения я имела возможность находиться на неких каждогодних церемониях, имеющих отношение к демонам. Подобные ритуалы мне пришлось позднее созидать в Тибете, где они совершаются с большей торжественностью. Но, по моему воззрению, пышность лишает их красочности Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава глухих гималайских лесов. Чернокнижниченство не любит броского света и толпы.

Сначала, трапа проветривали Махакалу, все другое время года лежащего на замке в шкафу совместно с приношениями и волшебным реквизитом.

В каждом без исключения ламаистском монастыре непременно находится место для старых туземных богов и божеств, вывезенных из Индии. Переселившись Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава в Страну Снегов, эти последние очень деградировали. Тибетцы с безотчетным пренебрежением превратили их в бесов и тотчас обращаются с ними очень сердито. Из изгнанных на чужбину индусских божеств Махакала более популярен. Его начальной сутью был один из образов Шивы как разрушителя мира. Ламы-маги низвели Махакалу до Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава уровня обычного злого духа, держат его в рабстве, принуждают оказывать различные услуги и временами без стеснения наказывают.

Народное предание повествует, что глава секты "Карма па" принудил Махакалу для себя прислуживать. В один прекрасный момент, находясь при дворе китайского правителя, лама кое-чем не угодил властелину, и тот отдал приказ привязать Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава его за бороду к лошадиному хвосту. Волочась с риском для жизни за лошадью, величавый Карма па призвал на помощь Махакалу. Последний малость замешкался, и лама освободился сам, прибегнув к волшебному заклинанию, отделившему его бороду от подбородка. Поднимаясь с земли, лама увидел запоздавшего со своими услугами Махакалу и в гневе Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава закатил ему такую оплеуху, что хотя с того времени прошло много веков, щека злосчастного беса до сего времени распухшая.

Трапа из Поданга, очевидно, не могли позволить для себя схожую вольность: Махакала внушал им настоящий кошмар. Посреди трапа как тут, так и в других монастырях прогуливались слухи о наизловещих Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава чудесах. Иногда через стены шкафа, где как будто хранилось в заключении это ужасное существо, сочилась кровь; иногда, открывая шкаф, находили в нем смертные останки - человечий череп либо сердечко. Возникновение их в шкафу можно было разъяснить только вмешательством оккультных сил. Маску Махакалы, другими словами, его самого, так, будто бы бы в ней он Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава и обитает, извлекали из шкафа и помещали в черную пещеру рядом с храмом, специально отведенную для него и ему схожих. Пещеру сторожили двое послушников, они без передышки бурчали волшебную формулу, чтоб помешать Махакале улизнуть. Нередко в ночную пору мальчишки, убаюкиваемые однообразным напевом, боролись с дремотой, дрожа от кошмара, в Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава полном убеждении, что мельчайшая оплошность с их стороны даст бесу возможность выйти на свободу, тогда и они неизбежно станут его первыми жертвами.

Фермеров в близлежащих деревнях очень волновала видимость предоставляемой Махакале свободы. Они рано запирали двери собственных жилищ, и мамы умоляли малышей ворачиваться домой до захода солнца.

Более Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава маленькая бесовская братия плутала по окрестностям, подстерегая удачный случай устроить кому-нибудь злую каверзу. Ламы заманивали их заклинаниями и загоняли в очень прекрасную клеточку, сделанную из дощечек и цветных нитей. Эту роскошную темницу потом торжественно выносили за монастырские стенки и низвергали совместно с заключенными в ней арестантами Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава в горящий костер. Но на счастье чернокнижников бесы, составляющие для их неизменный источник дохода, бессмертны, и на последующий год приходится проделывать все поначалу.

Пока я жила в монастыре, из Тибета возвратился один ученый лама авторитетного сиккимского рода. Он наследовал от собственного не так давно погибшего брата место настоятеля монастыря Рхюмтек. Обычай добивался Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава от него совершения в разных "гомпа" его секты обрядов, обеспечивающих усопшему процветание на том свете.

Я знавала покойного. Он был красивый человек, супруг 2-ух жен, всегда неунывающий, без претензий на глубочайшие философские зания, но умевший по достоинству оценить хороший французский коньяк, поглощая его по несколько бутылок в денек. В Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 3 глава собственном крае он был богачом и имел обыкновение брать наобум массу вещей, совершенно не зная их настоящего предназначения. Помню, в один прекрасный момент я увидела на этом прочно сколоченном силаче с его великими плечами головной убор 3-х летнего малыша, увенчанный невинными розовыми лентами.


chtobi-bolshe-zarabativat-vi-dolzhni-bolshemu-uchitsya-5-glava.html
chtobi-bolshe-zarabativat-vi-dolzhni-bolshemu-uchitsya.html
chtobi-drug-ne-okazalsya-vdrug.html