Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава

Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава

Напав на след более либо наименее подходящего мальчугана, опять совещаются с ламой-прорицателем. Если тот одобряет предполагаемого кандидата, то последнего подвергают последующему испытанию: несколько личных вещей покойного ламы перемешивают с схожими предметами, и ребенок должен отобрать вещи ламы, вроде бы узнавая предметы, принадлежавшие ему в прошлой жизни. Время от Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава времени на освобожденный со гибелью тюльку престол претендуют сходу несколько мальчишек. У всех малышей идиентично убедительные приметы, они все выяснят без единой ошибки вещи покойного ламы. Бывает также, что ламы-звездочеты и прорицатели расползаются во воззрениях и указывают на различных наследников. Такие недоразумения в большинстве случаев имеют место, когда Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава идет речь о преемнике 1-го из величавых тюльку, властелин именитых монастырей и широких поместий. Не считая главы монастыря, огромные гомпа время от времени насчитывают посреди собственных монахов выше сотки тюльку. Последние кроме шикарного жилья в монастыре - их официальной резиденции - нередко имеют жилья и в других монастырях, а, не считая того, владения в Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава почти всех местах Тибета либо Монголии.

Огромное количество семей грезят высадить 1-го из собственных отпрыской на трон усопшего ламы. Родителям молодого тюльку нередко разрешают жить в монастыре, пока он еще нуждается в материнском уходе и заботах. С течением времени им предоставляют комфортные жилья на монастырских угодьях, но за пределами Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава монастыря, и пичкают в обилии всем нужным для беспечного и приятного существования. Если в монастыре нет жилья, специально созданного для родителей величавого тюльку либо же дело касается тюльку, не являющегося главой гомпа, отец и мама ребенка-избранника остаются на родине и получают богатое содержание до конца собственных дней Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава. Близкое родство даже с самым малозначительным из тюльку всегда довольно прибыльно, чтоб возбудить жадность в сердечко какого угодно тибетца. Потому вокруг права наследования тюльку плетутся бессчетные интриги, а посреди воинственного населения Кхама и северной границы разгоревшиеся страсти нередко бывают предпосылкой кровопролитных столкновений. Из конца в конец по всему Тибету разносятся Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава бессчетные легенды о малеханьких тюльку, доказывающих подлинность собственного происхождения рассказами о прежней жизни. В этих рассказах мы находим обыденную для Тибета смесь смешного, суеверия, хитрости с вправду ошеломляющими фактами. Я могла бы сказать 10-ки схожих историй, но предпочитаю ограничиться 2-мя событиями, потому что мне довелось принимать в их Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава некое роль лично.

Рядом с дворцом ламы-тюльку Пегиай, у которого я жила в Кум-Буме, находилось жилье другого тюльку по имени Агнай-Тсанг (не следует его путать с величавым Агхиа Тсангом, главой Кум-Бума, о котором говорилось выше). После погибели последнего Агнай-Тсанга прошло уже семь Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава лет, а его воплощения все еще не удавалось отыскать. Не думаю, что это событие очень удручало его домоправителя. Он бесконтрольно распоряжался всем имуществом покойного ламы, при этом его собственное состояние, по-видимому, переживало период приятного благоденствия. Во время очередной коммерческой поездки интендант ламы завернул отдохнуть и утолить жажду на Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава одну из ферм. Пока хозяйка готовила чай, он достал из-за пазухи табакерку из нефрита и уже собирался угоститься понюшкой, как вдруг игравший ранее в углу кухни мальчуган помешал ему, положив ручонку на табакерку и спросив с укором:

- Почему у тебя моя табакерка?

Управляющий остолбенел. Драгоценная табакерка вправду ему Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава не принадлежала. Это была табакерка покойного Агнай-Тсанга. Может быть, он и не собирался совершенно ее присвоить, но все-же она была у него в кармашке и он повсевременно ею воспользовался. Он стоял в смущении, дрожа перед устремленным на него жестоким угрожающим взором мальчугана: лицо малыша вдруг поменялось, утратив все Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава ребяческие черты.

- На данный момент же отдай, - отдал приказ он, - это моя табакерка. Преисполненный раскаяния, перепуганный монах упал к ногам

собственного преобразованного властелина. Через некоторое количество дней я следила, как мальчугана с чрезвычайной пышностью препровождали в принадлежавшее ему жилье. На нем было облачение из золотой парчи, а ехал он на Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава прекрасном пони темной масти, которого управляющий вел под уздцы. Когда шествие вошло за дворцовую ограду, мальчишка сделал последующее замечание:

- Почему, - спросил он, - мы поворачиваем влево? Во 2-ой двор необходимо ехать через ворота вправо.

И вправду, после погибели ламы по некий причине ворота справа заложили и сделали взамен другие слева Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава. Это новое подтверждение подлинности избранника повергло монахов в восхищение. Молодого ламу провели в его личные покои, где был сервирован чай. Мальчишка, сидя на большой груде подушек, поглядел на стоявшую перед ним нефритовую чашечку с блюдцем из позолоченного серебра и украшенную бирюзой крышку.

- Дайте мне огромную фарфоровую чашечку, - отдал Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава приказ он и тщательно обрисовал чашечку из китайского фарфора, не забыв и украшавший ее набросок. Никто таковой чашечки не лицезрел. Управляющий и монахи старались уважительно уверить юного ламу, что в доме схожей чашечки нет. Как раз в этот момент, пользуясь дружественными отношениями с управляющим, я вошла в зал. Я уже Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава слышала о приключении с табакеркой и мне хотелось ближе поглядеть на моего необычного малеханького соседа. По тибетскому обычаю я поднесла новенькому ламе шелковый шарф и несколько других подарков. Он принял их, мило улыбаясь, но с озабоченным видом, продолжая мыслить о собственной чашечке.

- Отыскиваете лучше и отыщите, - убеждал он Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава.

И вдруг как будто моментальная вспышка осенила его память, и он добавил несколько подробностей о сундуке, выкрашенном в такой-то цвет, который находится на таком-то месте, в такой-то комнате, где хранятся вещи, употребляемые только время от времени. Монахи кратко растолковали мне, о чем шла речь, и желая поглядеть Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава, что все-таки будет далее, я осталась в комнате тюльку. Не прошло и получаса, как чашечку совместно с блюдечком и крышкой нашли в коробке на деньке описанного мальчуганом сундука.

- Я и не подозревал о существовании таковой чашечки, - убеждал меня позже управляющий. - Должно быть, сам лама либо мой предшественник Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава положили ее в этот сундук. В нем больше ничего ценного не было, и туда уже пару лет никто не заглядывал.

Другой тюльку объявился при еще больше умопомрачительных обстоятельствах. Это событие вышло на бедном постоялом дворе в малеханькой деревушке неподалеку от Анси (в Гоби). Тропы, ведущие из Монголии в Тибет, пересекают тут Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава очень длиннющий путь из Пекина в Россию. Потому меня не изумило, но раздосадовало, когда, прибыв на закате солнца на постоялый двор, мы нашли, что он занят татарским караваном. Путешественники, разумеется, были взволнованы каким-то чрезвычайным происшествием, но при виде монашеских облачений на мне и Ионгдене, вообщем характерная Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава монголам учтивость стала в особенности подчеркнутой. Они потеснились, освободив для нас и наших слуг одну комнату и отыскали место для лошадок в конюшне. Пока мы с отпрыском канителили, рассматривая лежащих во дворе верблюдов, дверь одной из комнат отворилась и показался высочайший юноша приятной внешности, одетый в бедное тибетское платьице. Он Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава тормознул на пороге и спросил, не тибетцы ли мы. Мы ответили утвердительно. Тогда за юным человеком показался старый лама. По богатому облачению мы узнали в нем начальника каравана. Он тоже заговорил с нами по-тибетски. Как обычно бывает при схожих встречах, произошел обмен вопросами и ответами откуда и куда Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава мы держим путь. Лама сказал, что они подразумевали идти в Лхасу через Сутшу зимним методом, но сейчас, так как путешествие стало никчемным, он ворачивается в Монголию. Занятые во дворе слуги выразили одобрение словам ламы широкомысленным покачиванием головы. Я недоумевала, что принудило этих людей поменять планы? Но потому что лама возвратился к Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава для себя, было бы невежливым следовать за ним и просить объяснений. Позднее вечерком монголы, уже получившие исчерпающие сведения о нашем караване от слуг, пригласили нас испить с ними чаю, и я выяснила все.

Прекрасный юноша был родом из отдаленной провинции Нгари на юго-западе Тибета. Он казался незначительно Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава одержимым. По последней мере, такое воспоминание он произвел бы на европейца, но ... мы были в Азии. С самого ранешнего юношества Мигьюра - так его звали - преследовала странноватая уверенность, что он находится не там, где ему следует быть. Он ощущал себя чужестранцем в собственной деревне, чужим в собственной семье Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава... Во сне он лицезрел пейзажи, каких в Нгари не было: песочные пустыни, круглый войлочный шатер, маленькой монастырь на холмике. Даже в состоянии бодрствования ему являлись все те же священные образы, заслоняя окружавшие его реальные предметы, повсевременно создавая вокруг него миражи. Мальчугану еще не было и 14-ти лет, когда, повинуясь неодолимому Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава желанию узреть свои сны наяву, он удрал из дома. С того времени он вел жизнь бродяги, нанимаясь временами по дороге в батраки, чтоб заработать на кусочек хлеба, но в большинстве случаев нищебродничал, не способен совладать с возбуждением и осесть где-нибудь в определенном месте. На данный момент он ворачивался Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава из Арика, размещенного на севере пустыни травок. Он брел все вперед, как обычно без определенной цели, и опередив нас на несколько часов, дошел до постоялого двора, где расположился на отдых караван. Парень увидел во дворе верблюдов. Сам не зная для чего, он переступил порог и очутился перед старенькым Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава ламой, тогда и - как будто молния прорезала тьму - воспоминание осветило в его памяти издавна прошлые действия. Он увидел этого самого ламу юным человеком - своим учеником, а себя в виде престарелого ламы. Оба ехали по этой же дороге, ворачиваясь из долгого паломничества по святым местам Тибета домой, в собственный монастырь на холмике Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава. Все это он напомнил начальнику каравана, приводя мелкие подробности их жизни в дальнем монастыре и огромное количество других деталей.

Целью путешествия было намерение просить Далай-ламу указать им метод разыскать тюльку, главу их монастыря. Престол его пустовал уже выше 20 лет, невзирая на все старания отыскать перевоплотившегося ламу. Эти доверчивые люди Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава готовы были веровать, что всеведущий Далай-лама, зная об их намерении и по величавой собственной благости, устроил им встречу с возрожденным ламой. Бродягу из Нгари немедля подвергли обыкновенному испытанию. Он выдержал его с честью, сходу, точно и уверенно вынув из мешка с перемешанными в нем предметами принадлежавшие покойнику-ламе Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава вещи. Монголы не испытывали ни мельчайшего сомнения в подлинности их вновь обретенного тюльку.

На последующий денек мы лицезрели, как огромные верблюды возвращавшегося назад каравана медлительно принципиальной поступью дошли до горизонта и растворились в пустыне Гоби. Новый тюльку уходил совместно с караваном навстречу собственной умопомрачительной судьбе.

Глава 4

Сношения Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава со злыми духами, - Наизловещий пир. - Пожиратели "дыхания жизни". - Заколдованный кинжал. - Чудотворный труп. - Танцующий покойник. - Я внезапно выступаю в роли чернокнижника и навожу кошмар на вора-вольнодумца

Тибет - страна бесов. Если судить по народным поверьям и легендам, то придется прийти к выводу, что численность злых духов намного превосходит население страны. Эти Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава зловредные сотворения, принимая тыщи разных личин, обитают на деревьях, горах, в равнинах, озерах, источниках. Они охотятся за людьми и животными, похищая у их "дыхание жизни", чтоб насытиться им. Бесы слоняются по полям и лесам, и путешественник всегда рискует столкнуться с кем-нибудь из их лицом к лицу. Схожий порядок вещей Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава вынуждает тибетцев повсевременно вступать в сношения со злыми духами. В функции официального ламаизма заходит подчинение бесов, перевоспитание их в преданных слуг, а в случае непокорности обезвреживание либо ликвидирование. В этом с официальным духовенством соперничают чародеи. Но обычно они стремятся поработить 1-го либо нескольких бесов для недобрых дел. Если у чернокнижника Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава не хватает умения и познаний, чтоб вынудить бесов повиноваться, они заискивают перед ними, стремясь лестью вкрасться в доверие духов и достигнуть от их помощи.

Кроме совершаемых ламами волшебных обрядов, изучаемых в монастырских школах "гиюд", и темной магии чернокнижников тибетские мистики поощряют особенный метод сношения со злыми духами, требующий Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава некой духовной подготовки. Он состоит в том, что ученик отыскивает встречи с демонами с намерением предложить им подаяние либо померяться с ними силами. Невзирая на несуразные, даже безобразные для европейцев формы, эти ритуалы преследуют полезные либо возвышенные цели, к примеру, избавиться от испуга, пробудить чувство любви к Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава ближнему, рвение отрешиться от собственного "Я" и, в конце концов, придти к духовному озарению.

* * *

Самая умопомрачительная из ритуальных церемоний, называемая "тшед" (от глагола "отрезать, уничтожать") представляет собой подобие заупокойной мистерии, исполняемой одним актером. Постановка спектакля рассчитана на устрашение лицедействующих новичков так умело, что некие из их во время совершения церемонии Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава в один момент сходят с мозга и даже падают замертво.

Нередко до посвящения (без посвящения ритуал не действителен) ученика за ранее подвергают различным испытаниям. Наставник варьирует их в согласовании с нравом и интеллектуальным развитием испытуемого. Часто юные монахи, непререкаемо верующие в существование сонмов злых духов, отправляются к какому Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава-нибудь мистику-ламе и, не испытывая и тени сомнения в истинности его учения, в доверчивом собственном благочестии, требуют управлять ими на стезе духовного совершенствования. В педагогическую систему учителей-мистиков не заходит долгое наставление о заблуждениях и правде. Они используют приятный способ, предоставляя ученикам возможность черпать познания из наблюдений и Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава личного опыта, чтоб развить в их способность мыслить без помощи других. Чтоб отучить наивного и пугливого ученика страшиться бесов, ламы прибегают к приемам, на 1-ый взор смехотворным, но по сути - принимая во внимание уровень развития подопечных - варварски ожесточенным. 1-го знакомого мне юного человека учитель-лама из Амдо послал в черную Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава ложбину в пустыне, о которой в народе бродила плохая молва. Парень должен быть привязать себя к горе и ночкой вызывать и дразнить самых лютых и безжалостных бесов. Тибетские живописцы изображают их в виде монстров, сосущих мозг из черепов и копающихся в человечьих внутренностях. Какой бы кошмар парень ни испытывал Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава, он был должен биться с искушением отвязать себя и спастись бегством: учитель отдал приказ ему не двигаться с места, пока не взойдет солнце. Схожий способ принят в качестве традиционного. Многие юные монахи в Тибете вступают на путь духовного совершенствования, начиная конкретно с этого искуса. Время от времени ученик Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава, выполняя приказание, остается привязанным три денька и три ночи, бывает и подольше, борясь со сном, находясь во власти порождаемых голодом и вялостью галлюцинаций.

Во время моего потаенного путешествия в Лхасу старенькый лама из Тсаронга говорил Ионгдену о катастрофическом конце 1-го такового упражнения. Очевидно, смиренно сидячая в уголке неприметная мама Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава, какую я в то время изображала, не упустила ни 1-го слова из его рассказа.

В молодости этот лама со своим младшим братом по имени Лоде ушел из монастыря, последовав за чужеземцем-аскетом, на некое время уединившимся на известной как место паломничества горе Пхагри неподалеку от Дайюля. Анахорет повелел младшему Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава брату привязать себя за шейку к дереву на месте, по слухам облюбованном Тхагс-Янгом - бесом, являющемся обычно в виде тигра и владеющим всеми безжалостными инстинктами этого зверька. Привязанный к дереву, как жертва к алтарю, бедолага был должен внушать для себя, как будто он скотина, приведенная сюда в качестве приношения Тхагс-Янгу. Чтоб Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава сосредоточиться на этой мысли и лучше войти в роль, юноше было приказано временами мычать. Предполагалось, что при довольно сильной концентрации воли, он впадет в транс и, утратив сознание собственной личности, вправду ощутит себя коровой, которой грозит опасность плотоядных животных.

Упражнение было рассчитано на три денька и три ночи. Прошло Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава четыре денька. Ученик не возвратился. На утро 5-ого денька отшельник произнес старшему брату: "Сейчас ночкой я лицезрел странноватый сон. Пойди и приведи собственного брата". Монах отправился туда, где был его брат. Его очам представилось ужасное зрелище: с дерева еще свешивалась на веревке часть растерзанного, наполовину съеденного тела Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава Лоде, а по травке и окружающему кустарнику валялись кровавые объедки. Потрясенный парень собрал все, что осталось от брата в подол собственной монашеской тоги и поторопился к учителю. Добежав до хижины, служившей приютом анахорету и ученикам, монах в ней никого не отыскал. Лама ушел, захватив с собой все свое имущество: две священные Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава книжки, несколько предметов культа и дорожный посох с трезубцем на конце.

- Я ощутил, что схожу с мозга, - говорил старик. - Не поддающееся объяснению исчезновение ламы напугало меня больше, чем страшная смерть брата. Что лицезрел во сне наш учитель? Знал ли он о грустной участи собственного ученика? Почему он Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава ушел?..

Предпосылки, побудившие ламу уйти, были мне настолько же непонятны, как и этому монаху. Но все-же можно было представить: когда ученик не пришел в срок, лама ужаснулся, не случилось ли с ним неудачи, имевшей место в реальности. Может быть, лама и по сути получил одно их тех загадочных предупреждений, какие Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава иногда приносят нам сновидения, и дальновидно скрылся, боясь гнева родителей собственной жертвы. Погибель юноши разъяснялась совершенно просто. В этой местности водится много пантер. Случается забрести и леопарду. Я сама лицезрела леопарда в лесу за некоторое количество дней до того, как мне довелось услышать этот рассказ. Монах стал добычей 1-го Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава из их, завлеченного, разумеется, его мычанием, до того как успел отвязаться и попробовать спастись. Но, по воззрению рассказчика и окружающих его слушателей, дело обстояло не так просто. Они были убеждены, что бес в виде тигра овладел неосмотрительно предложенной жертвой. "Юный послушник, гласили они, - разумеется, не знал Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава волшебных формул и жестов, защищающих от бесов. Вина его наставника конкретно в том, что он отдал приказ юноше вызвать демона-тигра, не вооружив его за ранее необходимыми посвящением и познаниями". Но, оскорбленный в собственном чувстве привязанности к учителю, брат злосчастного хранил в глубине души подозрение еще больше ужасное: он поведал о нем Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава шепотом и дрожа всем телом.

- Кто знает, - произнес он, - не был ли этот чужестранный лама сам демоном-тигром, принявшим на время человечий вид, чтоб заманить жертву? Он не мог овладеть ею в виде человека, но ночкой, пока я спал, он опять перевоплотился в лютого зверька и насытился.

Воцарилось тяжелое Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава молчание. Должно быть, старику нередко бывало говорить об страшном приключении собственной дальной юности, но энтузиазм слушателей от этого не слабел. Разве это происшествие не было до сего времени актуальным? Разве Тхагс-Янг и его сородичи не продолжают слоняться вокруг жилищ человека, подстерегая людей и животных, не умеющих оградить себя Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава от их происков? По большой кухне, слабо освещенной пламенем очага, пронеслось дуновение ужаса. Одна из дам невольно подняла глаза на расклеенные по стенам листы бумаги с волшебными, ограждающими от злой силы знаками, как будто желая убедиться, не месте ли они. Старик пошел в соседнюю комнату поглядеть, пылает ли на Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава алтаре вечерний жертвенный осветительный прибор, и заполнился ли благоуханием зажигаемых им ароматичных палочек.

Можно поразмыслить, что трагические происшествия во время такового рода обрядов нередкое явление, но по сути они представляют собой исключения. Невольно навязывается идея, что ученик, посещавший в течение некого времени ночами бесовские логова и вызывающий Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава бесов, предлагая им на съедение собственное тело, в конце концов, начинает колебаться в действительности созданий, ничем собственного существования не проявляющих.

Я спрашивала об этом многих лам.

- Такие сомнения, - произнес какой-то из них, геше (доктор философии) из Дирги (город в провинции Кхам на востоке Тибета), - время от времени вправду появляются Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава. Их следует рассматривать как одну из целей, преследуемых учителями мистиками. Но если ученик обретает неверие до этого, чем оно может быть ему полезно, то часть упражнений, рассчитанная на воспитание в нем бесстрашия, остается без результата. Наставник-мистик, - прибавил он, - не воспримет в ученики человека, исповедующего вульгарное неверие Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава. Оно противоречит правде. Ученик должен осознать, что боги и бесы есть и могут приносить добро и зло только тем,

кто в их верует, им поклоняется и опасается. Очень немногие впадают в неверие на первой стадии духовного совершенствования. Большая часть учеников вправду лицезреют жуткие образы.

Не беру на себя смелость Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава оговаривать это мировоззрение, ибо бессчетные примеры служат подтверждением его обоснованности. Ночной мрак и нрав местности, специально избираемой для сношений с демонами, уже сами по для себя могут породить галлюцинации. Но все ли явления, наблюдаемые совершающими ритуал учениками, следует отнести к галлюцинациям? Тибетцы говорят, что не все.

Мне представилась возможность беседовать Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава с отшельником из Га (восточный Тибет) Кушогом Вантшееном о случаях скоропостижной погибели во время заклинания духов. Этот лама не обнаруживал ни мельчайшей склонности к суеверию и, думая отыскать в нем единомышленника, я произнесла:

- Они все погибли от испуга. Их видения просто объективизация собственных мыслей. Бесы не могут одолеть того, кто Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава в их не верует.

К моему величайшему изумлению анахорет ответил необыкновенным для него тоном:

- По вашему воззрению, довольно не веровать в существование тигров, и ни один тигр никогда вас не тронет?

Он продолжал: "Объективизация интеллектуальных представлений очень загадочный процесс, индифферентно, происходит он сознательно либо безотчетно. Какова участь этих созданий Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава? Может быть, подобно малышам, рожденным от нашей плоти, они - малыши нашего духа - уходят из-под контроля, и со временем, либо же сходу начинают жить самостоятельной жизнью? Не следует ли также представить, раз мы можем порождать их, что есть на свете и другие существа, владеющие таковой же способностью? Если Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава подобные волшебные сотворения ("тюльпа") есть, то нет ничего необыкновенного в том, что мы приходим с ними в соприкосновение - или по воле их создателей, или поэтому, что собственные наши мысли и деяния делают условия, дозволяющие им заявлять о собственном присутствии и проявлять активность. Возьмем для сопоставления реку и представим для себя, что Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава вы живете на неком расстоянии от берега. Рыба никогда не приблизится к вашему жильу. Но проведите от реки до вашего участка канал, а в его конце выройте пруд. Тогда вы увидите, что совместно с водой из реки в пруд попадет и рыба. Остерегайтесь создавать такие каналы Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава непродуманно. Немногие имеют представление о том, что таится в недрах вселенной, куда они неосмотрительно заглядывают".

Потом, уже наименее суровым тоном, он окончил: "Нужно уметь защищаться от тигров, сделанных вами же, либо порожденных другими".

Теории такового рода и определяют выбор местности, подходящей для совершения таинства "тшед". Отдается предпочтение кладбищам либо Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава пустыням с одичавшим, просто возбуждающим кошмар ландшафтом, когда с ними к тому же связаны жуткие предания либо трагические происшествия, имевшие место в реальности. Такое предпочтение разъясняется тем, что эффективность ритуала зависит не только лишь от эмоций, пробуждаемых в душе священнодействующего сумрачными словами заклинаний либо же ужасным ландшафтом, на фоне Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава которого он их произносит. Необходимо, сначала, расшевелить загадочные силы и сознательные существа, привлекаемые в такие места совершенными тут злодеяниями либо напористой концентрацией мысли многих людей. Как следствие, во время отправления ритуала "тшед" - драмы, исполняемой одним актером, этот актер, в итоге ли процесса объективизации, самовнушения либо же, как веруют тибетцы Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава, благодаря вторжению на сцену созданий из оккультного мира, вдруг оказывается в окружении коллег, иногда начинающих играть в спектакле непредусмотренные режиссером роли. Последнее событие приветствуется, так как, усложняя упражнение, делает его тем в особенности полезным. Но нервишки неких неискушенных адептов не выдерживают очень насыщенной нагрузки, и вот тогда (я уже Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава об этом гласила) познает их безумие либо неожиданная погибель.

Тот, кому предстоит совершать ритуал "тшед", должен, сначала, как и подобает всякому лицедею, выучить свою роль назубок. Потом ему необходимо трениться в ритмическом танце, вырисовывая ногами на земле геометрические фигуры; научиться крутиться на одной ноге в обе стороны; постукивать по земле пяткой Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава в такт и подпрыгивать. В конце концов, он должен уметь манипулировать особенным методом разными предметами культа и играть на тамбурине и на трубе из бедренной людской кости. Это не так просто, и во времена моего ученичества мне самой не раз приходилось попыхтеть до полного изнеможения. Руководящий репетициями наставник Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава-лама отдаленно припоминает балетмейстера. Но его окружают не зияющие ухмылки балерин в розовых трико; перед ним танцуют исхудавшие от самоистязания и лишений юные подвижники, в рубище, с горящими исступлением и одичавшим упорством очами на воспаленных запятанных лицах. Они готовятся к чреватому угрозами испытанию, и их неотступно терзает идея об Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава страшном ужине, когда тело их будет служить угощением для изголодавшихся бесов. Нет ничего необычного, что при таком положении вещей эта смешная репетиция становится наизловещей.

Полное описание таинства "тшед" заняло бы тут очень много места: оно содержит длинноватые предварительные заклинания. Произнося их, священнодействующий "попирает ногами" все виды человечьих страстей и распинает Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава свое самолюбие. Но основная часть ритуала состоит в пиршестве. Кратко весь сценарий его можно изобразить последующим образом: священнодействующий трубит в канглинг,* (*Труба, изготовленная из людской бедренной кости. - Прим. авт.) приглашая бесов на пир. Он представляет* (*Доводит концентрацию мысли до объективизации личных представлений. Концентрация мысли может достигать таковой Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава степени, что воображаемые факты и местность вполне заслоняют реальные образы. - Прим. авт.) божество дамского пола, олицетворяющее свою его волю. Этот образ его воли устремляется из его головы, через маковку с саблей в руке. Одним резвым взмахом она отрубает ему голову, потом, в то время как со всех боков в Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава ожидании сладости и угощения слетаются своры вампиров, она отсекает от тела руки и ноги, сдирает с тела кожу и вспарывает животик. Из животика вываливаются внутренности, ручьями течет кровь, а мерзкие гости раздирают, грызут и смачно чавкают. Меж тем священнодействующий монах сам натравливает их на добычу последующими ритуальными заклинаниями: "В протяжении безграничного ряда Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава веков, в процессе циклических существований, я заимствовал у бессчетных созданий за счет их процветания и их жизней мою еду, мою одежку и различные блага, чтоб содержать свое тело в хорошем здравии, в радости и защищать его от погибели. Сегодня я плачу долги, предлагая на истребление свое тело, которое я Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава так обожал, холил и лелеял. Я отдаю свою плоть алчущим, кровь - жаждущим, свою кожу - тем, кто наг, кости свои - на костер для тех, кто мучается от холода. Я отдаю свое счастье злосчастным, свое дыхание жизни - умирающим... Бесчестье да падет на мою голову, если я устрашусь принести эту жертву Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава. Позор всем, кто не осмелится принять ее".

Это действие катастрофы называется "красноватое пиршество". За ним следует "темное пиршество". Магическое значение последнего раскрывается только ученикам, удостоенным высшей степени посвящения.

Видения дьявольского красноватого шабаша рассеиваются, смех и визг вампиров умолкает. Темную оргию сменяет абсолютное одиночество. Глубочайшее молчание и непроглядная тьма Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава кутают подвижника. Состояние одичавшего возбуждения равномерно затихает.

Сейчас монах должен представить для себя, как будто от него осталась малая кучка обуглившихся останков, плавающая на поверхности озера грязищи - грязищи от нечистых помыслов и дурных дел, запятнавших его духовную суть в протяжении неисчислимого ряда существований, начало которых затеряно во тьме Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава времен.

Необходимо, чтоб он сообразил, что мысль самопожертвования, охватившая его, - только иллюзия, родившаяся из слепой гордыни, не имеющая под собой земли. В реальности, он ничего не может дать, так как он сам ничто.

Неразговорчивый отказ аскета, отрицающего горделивое опьянение мыслью самопожертвования, кладет конец обряду.

Некие ламы отправляются в путь, чтоб Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава совершить "тшед" у 108 озер, 108 кладбищ, 108 лесов и т.д. Целые годы посвящают они этому ритуалу не только лишь в Тибете, да и в Непале, в неких районах Индии и Китая.

Другие же удаляются от людей, для каждодневного совершения "тшеда" в течение более либо наименее долгого времени, меняя всякий Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава раз место, которое паломник выбирает, бросая камень из пращи. До того как раскрутить веревку, он кружится на месте с закрытыми очами до утраты ориентации. Он глядит только, куда свалится камень, выпущенный из пращи.

Некие ламы пользуются пращой, чтоб обозначить направление, куда идти. К примеру, бросая камень на рассвете, они Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава будут брести весь денек в направлении падения камня, по горам, пока хватит сил. В сумерках они остановятся и совершат "тшед" на последующую ночь.

Этот обряд имеет привлекательную силу, которую нереально обрисовать, в особенности, если не знаешь той атмосферы, в какой он был задуман.

Как и другие, я была удивительно очарована Чудесное дерево Тсонг-Кхапа 8 глава жестокими знаками ночного Тибета.

В первый раз отправившись в одиночку в это странноватое паломничество, я тормознула у прозрачного озера, заключенного меж каменистыми берегами. Пустынный пейзаж дышал равнодушием, он не давал чувства ни ужаса, ни безопасности, ни радости, ни печалься. Казалось, как будто все потонуло в бездне нескончаемого безразличия.


chtobi-integrirovatsya-v-lichnost-i-etot-poriv-proyavlyaetsya.html
chtobi-izmerit-elastichnost-nuzhno-ustanovit-naskolko-izmenyaetsya-spros-pri-izmenenii-ceni.html
chtobi-kontrolirovat-drugih-nuzhno-umet-kontrolirovat-sebya.html